Европейской цивилизации осталось жить два поколения, — евреи Израиля озаботились ее спасением.