Сможет ли церковь преодолеть кризис семьи? Актуален ли этот вопрос для России?