Уйдет ли следующее поколение евангельских христиан в подполье или вообще станет последним?