Почему нам не страшны ни США, ни НАТО: в своей тотальной борьбе с Россией они признают свою ущербность.