Претензии Запада на гегемонию, коренятся не в его идеологии превосходства, а в страхе стать вторыми.