Рубль, наконец, соскочил с иглы и отвязался от нефти.