Сотрудники силовых ведомств России продолжают конвертировать гостайны, власть и государственный авторитет в личную прибыль.