У Москвы не осталось желания учитывать американское мнение в своей политике на Востоке.