Россия, в основном, доказала в Сирии то, что хотела.