Генри Киссинджер: У России есть уникальная черта: потрясения, чуть ли не в любой части света, дают ей шанс.