Папа Франциск снова идет на уступки либералам в сфере нравственности, но за свои «древние» привилегии держится прочно.