Христианский морализм — это не наше поручение.