Центральная Азия оказалась ближе к Израилю, чем исламскому миру.