Где же Бог во всем этом человеческом, слишком человеческом?