И Россия, и США в вопросах религии опираются на государственные интересы, а не на высокие принципы.