Конец американской гегемонии, как смерть Кащея — в «долларовой игле». Европа хочет эту иглу сломать.