США предпочли видеть в России не друга, а вассала, но получили мощного противника.