Границы между добром и злом мы все чаще устанавливаем сами.