Почему Слово захотело стать плотью.