Святость Христа, явленная людям, остается Божьей святостью.