Для мизерного меньшинства комсомол был карьерной бесовщиной, а для остальных — призраком вымороченного коммунизма.