Когда труд становится не Адамовым проклятием, а привилегией.