Нас укрепляет богословие радости, потому что Бог в наше сердце вложил «вечность».