Сегодня в мире у верхов и низов дефицит идей: не должно быть плохо, а как хорошо — не знаем.