Бизнес, похоже, поверил в будущее Дальнего Востока, население — пока нет.