Если гегемон не может навязывать свои правила миру, он уже не гегемон.