Ребенок на Западе — некогда достояние, а сегодня — бремя.