Религиозно-политический раскол на ближнем Востоке приобрел новые очертания.