Государственная машина США стала обслуживать не интересы страны, а внутренние разборки.