Как Москва может извлечь уроки из войны 20-летней давности.