Руководители НАТО не думали, что через московские протесты в марте 1999, они надолго ужесточат внешнюю политику России.