Зачем нам «благожелательная диктатура»?