Богословский язык и функциональный анализ – борьба за смыслы продолжается. Часть 2