Воровство газа на Кавказе — это не теневой бизнес, а встроенный хозяйственный бандитизм.