«Прошлое» на Кавказе боится стать современным.