Если так пойдет дальше — Европа совсем осмелеет.