Путин одиноко бьется за свою трактовку начала Великой войны: «чужого нам не надо, свое не отдадим».