Белоруссия не может жить по-старому, а по-новому – не знает как.