Сначала беженцы – затем захватчики: как борьба с расизмом превращается в борьбу с христианством.