Настало время бояться, страдать и переживать.

Пандемия пошатнула душевное здоровье зрелых людей.

Ольга Коленцова, Мария Недюк

В психологическом плане тяжелее всего пандемия коронавируса далась людям возрастных категорий 18–25 и 45–54 лет. К такому выводу пришли ученые после онлайн-опроса. Полученные результаты они объяснили тем, что молодежь не имеет опыта переживания социальных кризисов и боится за свое будущее. Люди в зрелом возрасте, наоборот, слишком хорошо понимают негативные последствия пандемии, при этом осознают свою финансовую ответственность, чем и вызван их страх. По мнению ученых, тревога может усугубить проблемы со здоровьем у тех, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. К слову, самой эмоционально стабильной категорией оказались люди в возрасте 55+.

Уязвимые категории

Пандемия коронавируса — угроза не только физическому, но и психологическому здоровью населения. Российские ученые решили выявить возрастные группы, наиболее подверженные тревожно-депрессивному реагированию на сложившуюся ситуацию. Речь как о страхе заражения, так и о боязни потерять работу, плюс тяжелое воздействие на людей оказывала самоизоляция.

Специалисты из Санкт-Петербургского государственного университета провели исследование методом онлайн- опроса среди русскоязычной аудитории. Выборка составила 412 человек в возрасте от 18 до 67 лет. Участникам предложили заполнить семь опросников и специально разработанную анкету социальной активности. Исследование проводилось в апреле — когда пандемия коронавируса «набирала обороты». Для анализа участники были разделены на возрастные группы с примерно равным количеством человек: 18-24 года, 25-34 года, 35-44 года, 45-54 года, 55 лет и старше. После опроса авторы работы сравнили показатели тревожности и депрессии у респондентов.

Оказалось, что среди самых молодых участников исследования было больше всего людей (76,7%), склонных воспринимать большой круг ситуаций как угрожающих им и реагировать состоянием тревоги. Такое состояние называют личностной тревожностью. Много среди молодежи и тех, кто с повышенным беспокойством реагировал на конкретные случаи — 72,6%. Что касается показателей депрессии, пятая часть демонстрировала их в легкой форме (когда симптомы не сильно выражены), а половина оказалась склонна к умеренной или даже тяжелой форме расстройства.

В возрастной группе 25-34 года ситуация более благоприятная — только половина показала высокий уровень ситуативной тревожности и 70,6% — личностной. Выраженность депрессий следующая: у 23,8% — в слабой форме, 31,5% демонстрирует тенденции от умеренной до тяжелой. Следующая возрастная группа — 35-44 года — похожа на предыдущую, с отличиями в несколько процентных пунктов.

Однако в группе 45-54 года ученые снова отметили склонность к психологическим переживаниям. Возросло число респондентов с высоким уровнем ситуативной и личностной тревожности: 62,5% и 80% соответственно. Впрочем, среди зрелых людей меньше процент тех, кто, возможно, страдает тяжелой и выраженной депрессией: 2,5% и 10% соответственно. Но увеличивается показатель слабых депрессий и умеренных форм — 37,5% и 17,5%. Лишь треть респондентов не демонстрируют депрессивных симптомов.

Неожиданными стали результаты, полученные в группе старше 55 лет. У пожилых людей преобладает средний уровень тревожности, но отсутствуют респонденты с тяжелым и умеренным уровнем депрессии.

Сердечные страхи

Таким образом, наиболее уязвимы в психологическом плане — возрастные группы 18–24 года и 45–54 года. Причем среди молодежи преобладают компоненты тревоги, никак не связанные со страхом заразиться. Поэтому их расстройства, скорее всего, представляют собой реакцию на общую ситуацию социальной неопределенности при отсутствии опыта переживания подобных кризисов. Возможно, это связано с тем, что представители поколения не сталкивались в сознательном возрасте с крупными кризисами в масштабе страны или всего мира.

В возрастной группе 45-54 года тревога более объективно обоснованна. Здесь высокий страх заразиться COVID-19 соседствует с большой вероятностью подхватить заболевание, что уже является неблагоприятным фактором с точки зрения формирования тревожно-депрессивных тенденций. Возможно, реакция этого поколения связана с тем, что люди уже имеют опыт переживания крупных социальных кризисов в экономически активном возрасте. И в период пандемии они также выступают как экономически активная возрастная группа. Поэтому в большей степени способны оценивать вероятность негативных последствий пандемии. Респонденты из этой группы ощущают неопределенную угрозу, собственную бесполезность, невозможность повлиять на ситуацию, сказано в исследовании.

Средние возрастные группы отличаются наиболее стабильными показателями эмоционального состояния. Результат можно объяснить тем, что они больше включены в социальную активность, это позволяет им проще подстроиться под сложившуюся ситуацию и найти выход из затруднительного положения. Люди в возрасте 55+ обладают относительно высоким адаптационным потенциалом, возможно, отчасти в силу богатого социального опыта, и большим, чем в остальных группах, количеством социальных гарантий. Поэтому также склонны соблюдать спокойствие и не паниковать.

Тревога и депрессивные состояния сами по себе могут усугубить уже имеющиеся заболевания сердечно-сосудистой системы. И если у молодых людей риск развития патологий минимален, то люди в возрасте 45–54 лет наиболее уязвимы перед этой опасностью.

Возможность развития инфарктов и инсультов из-за страха перед коронавирусом стоит воспринимать всерьез, уверен ведущий научный сотрудник-заместитель заведующего лабораторией анализа показателей здоровья населения и цифровизации здравоохранения МФТИ Станислав Отставнов.

— Дополнительный стресс, связанный с нагнетанием обстановки, отнюдь не содействует здоровью и благополучию в любом возрасте, — подчеркнул ученый. — Среди причин смерти ключевые — ишемическая болезнь сердца, цереброваскулярные заболевания (ишемия головного мозга и другие), а вовсе не коронавирус сам по себе.

Опасность обострения сердечно-сосудистых заболеваний на фоне стресса из-за пандемии есть, согласна Елена Гаранина, психолог Медицинского центра Дальневосточного федерального университета (вуза – участника «проекта 5-100»). Играют свою роль и карантинные меры. Как и любое изменение образа жизни, вынужденная изоляция негативно сказывается на психологическом здоровье человека.

— При эмоциональной лабильности (подвижности, нестабильности) длительный стресс, а к таковому можно отнести вынужденную изоляцию и страх за собственное здоровье и благополучие своих близких, может вызвать или усилить выраженность уже существующих психогенных заболеваний. К таким в первую очередь относятся сердечно-сосудистые патологии, — сказала она.

Авторы работы планируют провести еще одну серию опросов после снятия всех ограничительных мер, связанных с COVID-19.

iz.ru

Добавить комментарий