Сегодня мы сталкиваемся с новыми формами насилия, но не признаем их таковыми.