Определяют ли культура и история народа понимание Божьего Слова и откровений?