Когда Бог перестал говорить с народом открыто — только через пророков. Но почему?