Богословие Российского Евангельского Альянса

В апреле 2003г. состоялась Учредительная конференция Российского Евангельского Альянса. В ее работе приняли участие 150 представителей от 40 евангельских Церквей, Союзов и Объединений. Богословие Российского Евангельского Альянса основывается на четырех "только" протестантизма – "только вера", "только Христос", "только благодать" и "только Писание". Именно на эти темы были подготовлены следующие доклады на Учредительной конференции Российского Евангельского Альянса.

I. Только вера
Рудигер Минор, епископ Объединенной Российской Методистской церкви,

Все "мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона". Именно так звучит известный текст послания к Римлянам (Рим 3, 28). Но достаточен ли этот стих для утверждения оправдания только верою? К тому же в Синодальном переводе Библии слово "только" отсутствует. Лютер добавил его в немецкий перевод Библии. А в послании Иакова сказано: "Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?" (Иак 2, 24) Известно ли вам, что в Евангелии от Иоанна слово "вера" вообще не встречается? И разве Иоанн ничего не знал о вере? Нет, он знал, но у него слово "вера" выступает в виде глагола "верить"

Вера — это не что-то застывшее и фиксированное, чем мы можем обладать как своей собственностью. Вера — это процесс. Наиболее часто в Библии слово "вера" встречается в послании к Римлянам. В послании к Евреям оно встречается 33 раза, в послании к Галатам — 20 раз, а в послании Иакова — 12 раз. Но все это не просто статистика. Я хочу подчеркнуть, что все послания отличаются своим специфическим свидетельством о вере. Например, в послании к Евреям о вере говорится, как об особом состоянии или ее сущности, а в послании Иакова — как о качестве верующего (см. Рим 4, 16-21; Евр 11, 11.12; Иак 2, 14-23).

Верить — означает признавать истинность чего-то. Вера служит познанию, принятию чего-то к сведению, согласию с тем, что приняли. Но это еще не всё. Вера означает также и, прежде всего, доверие. Например, Авраам не только принял к сведению обещание Бога, но и доверял Ему даже тогда, когда должен был принести в жертву своего сына. В этом содержание выше приведенных текстов полностью согласуется, но, одновременно, ощущается некоторая напряженность или даже "противоречие" между ними. И это прекрасно понимал Мартин Лютер, а поэтому в своём переводе Рим 3, 28 добавил слово "только".

Послание к Евреям утверждает, что вера — это послушание Богу. У Иакова же вера дополняется конкретными делами. В связи с этим возникает вопрос: "Противоречит ли Иаков Павлу?" Кажется, что Иаков проповедует некое "социальное" Евангелие. Ведь согласно этому Апостолу, моя вера только тогда представляет ценность, когда от нее получает пользу мой ближний, например, когда он на себе переживает мое практическое милосердие. Более 15 лет назад писатель Даниил Гранин писал о дефиците милосердия в нашем российском обществе. Вместе с тем, мы хотим, чтобы вера была не бесплодна, в первую очередь… у других людей. И Мартин Лютер писал, что вера не отдыхает и не отличается праздностью.

До сих пор, о чем мы говорили, было ясно и понятно. Но трудность возникает тогда, когда мы доходим до утверждения Иакова о том, что "человек оправдывается делами, а не верою только" (Иак 2, 24). И многие окружающие нас люди полностью согласятся с ним, особенно те, кто выступают за социальную справедливость и порядок. И на самом деле: "Не делами ли оправдался Авраам… возложив на жертвенник Исаака, сына своего?" – Иак 2, 2, 21.

Какое значение имеет вера теперь для нас в России? Джон Уэсли утверждал: "…однако же, что это за вера, которой мы спасаемся? Это вера во Христа. Христос и вера в Него — это существенная часть нашей веры. Вера — не плод ума, а это скорее расположение сердца". Мой учитель-богослов говорил о том, что как только ты точно знаешь о чём-то, то в это уже нет необходимости верить.

Когда я впервые приехал в Россию, то слышал о том, как наши предшественники- евангельские христиане в очень непростых условиях свидетельствовали о своей вере. Я не забуду одного начальника исправительной колонии в Петербурге — полковника, представителя старой партийной гвардии. У него на стене висел портрет Ленина, а у его заместителя – уже два портрета — Ленина и Дзержинского. На книжной полке у него стояли все материалы съездов КПСС и протоколы ее Центрального Комитета. И представьте себе: в этой обстановке он мне говорил о том, как он благодарен методистам за то, что они делают, что "наши люди потеряли свою веру, а вы даёте им новую".

Отсюда вывод: мы должны хорошо знать, что наше спасение может быть только по вере. Есть гимн, в котором есть такие слова: "Но я знаю, в Кого я верю"…. Однако, Священное Писание утверждает, что верить умом нельзя, а только сердцем: "Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что бог воскресил его из мертвых, то спасешься" (Рим 10, 9). То есть содержание веры мы получаем из Писания, но верим своим сердцем. И да поможет нам в этом Господь! Аминь.

II. Только Христос
Зигфрид Шпрингер, епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви в России

Я начну свое выступление со сравнения, а именно со сравнения основателя христианства Иисуса Христа с основателями основных мировых религий. Эти религии претендуют на то, что обладают особым откровением от Бога. На самом же деле только христианство исповедует сыновнее отношение к Богу во Христе. Достаточно вспомнить слова Христа, которые Он сказал Своим ученикам, а значит и нам с вами: "… восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (Ин 20, 17).

Называть Бога своим Отцом могут только христиане. И это стало возможным лишь благодаря одному уникальному событию, которое до сих пор оказывает влияние на людей. Это событие на языке Библии называется прощением наших рехов, нашим примирением с Богом в Его Сыне Иисусе Христе. А где есть прощение грехов, — там Дух Божий "свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии" (Рим 8, 16).

Бог открывается нашей душе, как великий, всепрощающий Бог, и мы можем взывать, обращаясь по-детски к Нему: "Авва, Отче" (Рим 8, 15). Это вы не найдете ни в исламе и ни в буддизме и ни в какой-либо другой религии. Личностью Иисуса Христа христианство кардинально отделено от всех других мировых религий. Именно такое осознание побудило нас придти сюда и иметь общение друг с другом. "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется", — говорит пророк Иоиль в своей книге (Иоил 2, 32). Почему мы спасаемся? Почему мировые религии в действительности спасти никого не могут?

Господь Иисус Христос касается сути наших отношений с Богом, говоря об истине. Наша совесть — это голос Божий, это осознание Божественного в нас, которое не может быть уничтожено. Иисус Христос пришёл для того, чтобы свидетельствовать об истине, и кто от истины, тот слушает Его. Поклоняться Богу можно только в истине. Никакие религиозные ритуалы и обряды не в состоянии заменить ее. Христос говорит: "… если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Небесное" (Мф 5, 20).

Истину невозможно постичь разумом, потому что она, прежде всего, направлена к сердцу человека. На философский вопрос "Что есть истина?" нет ответа. Пилат спрашивал: "Что есть истина?" (Ин 18, 38), обращаясь к человеческому разуму, а поэтому Христос ему ничего не ответил.

Если мы предстанем перед Богом такими, какие мы есть, то места нашему себялюбию уже не будет. Вот что на этот счет говорит псалмопевец Ветхого Завета: "Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного" (Пс 13, 3). А в Новом Завете мы читаем слова Апостола Павла: "Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим 7, 19). Эти слова описывают истинное состояние всякого человека перед Богом.

А отсюда следует закономерный вопрос: "Кто спасёт людей: Будда или Мухамед или кто-то еще?" Библия говорит нам о том, что, оставив небесную славу, оставив вечное блаженство, к нам на омраченную грехом землю пришел Единородный Сын Божий, чтобы взыскать и спасти погибшее. В Флп 2, 6- 8 мы читаем об этом следующее: "Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной". То есть Господь Иисус Христос уничижил Себя до положения человека. Слово Божье стало человеком: видимо, слышимо и понятно. И это Слово, как утверждает Апостол Иоанн, "…стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины…" (Ин 1, 14). Сойдя на землю во плоти, Бог прервал Свое долгое молчание. Теперь Его можно спросить, с Ним можно общаться, с Ним можно жить. Его явил в Себе Сын Божий – Иисус Христос, Который говорил: "Видящий Меня видит Пославшего Меня" (Ин 12, 45), то есть Бога.

Некоторые люди полагают, что Иисус Христос был хорошим человеком, революционером, реформатором, но все же потерпел неудачу во всех Своих благих начинаниях. На самом же деле Его не арестовали и не казнили, нет! Он Сам позволил арестовать и затем казнить Себя. И сделал Он это не по Своей воле, а по воле Пославшего Его на нашу землю Небесного Отца. Господь Иисус умер ради спасения всего мира. Он — Агнец Божий, взявший на Себя грехи всего человечества (Ин 1, 29). Когда, вися на кресте, Он взывал к Отцу: "Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?" то слышал ответ Бога- Отца: "Я хочу спасти людей, поэтому Я оставил Тебя".

Все то, о чем мы только что говорили, отличает Христа от всех нас, носящих образ человеческий. И никто не может дать нам то, что мы получаем во Христе. Поэтому реформаторы справедливо утверждали: "Соло Христос" или "только Христос!". Ведь Он в корне отличается от всего, что есть в мире, и потому Бог… "дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца" (Флп 2, 9-11).

Он Единственный, Кто имеет право судить человечество. Но ещё не поздно: ещё есть время, чтобы спастись. Иисус Христос потому стал грехом за нас, чтобы нам была вменена Его праведность. Мы не заслужили её, она даётся нам как дар для общения с Богом и вечной жизни с Ним. Это Евангелие делает нас поистине счастливыми. Поэтому Христос для меня лично Единственный, на Кого можно опереться, Единственный, Кто даёт жизнь, Единственный, о Ком есть смысл проповедовать, Единственный, Кто делает нас детьми Божьими. Слава Ему за это! Аминь.

III. Только благодать
Ли В.С., пастор Московской Церкви Евангельских христиан

Реформация XVI века породила четыре великих девиза: SolaScriptura, Sola Сhristus, Solafide и Solagratia. Они означают: "Только Писание", "Только Христос", Только вера" и "Только благодать". Все эти девизы неразрывно связаны между собой, и их невозможно отделить один от другого. В них в предельно сжатой форме сформулировано то, что можно назвать "сердцем" библейского учения о спасении. Здесь, прежде всего, содержится евангельское представление о том, что первоисточником нашего спасения является благодать Божья. Об этом же говорит и Апостол Павел: "… благодатию вы спасены…" (Еф 2, 10). А что значит быть спасёнными благодатью? Это значит, что мы, грешные люди, спасаемся только по милосердию Божьему. Не потому, что в нас что-то есть или могло бы быть, а только потому, что сам Бог так решил.

Почему Бог являет нам Свою благодать? Вряд ли кто-то сможет дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, потому что благодать Божия неисчерпаема, бесконечна, непостижима, как всё, что исходит от Бога. Но, располагая даже ограниченной способностью постичь безграничного Бога, мы всё же понимаем, что Бог полон благодати, потому что Он полон любви, потому что "Бог есть любовь" (1 Ин 4, 8). Беспредельная любовь — это то, что является сущностью Бога. Поэтому Павел, говоря, что мы спасены благодатью, отмечает, что она исходит не просто от Бога, но от Бога, Который богат милостью и возлюбил нас великой любовью.

Обратите внимание на то, как построена сама фраза в Еф 2, 8: "… благодатию вы спасены чрез веру". Павел не случайно начинает её со слова "благодать". Какую бы важную роль в деле спасения ни играла вера, всё же на первом месте стоит не наша вера, а Божья благодать. С неё, с благодати, всё начинается, ею всё движется и всё ею достигается. Мы должны всегда помнить об этом, а иначе мы можем впасть в заблуждение, сосредоточив всё внимание на нашей вере и забыв о Божьей благодати. Никто из нас, грешных людей, сам по себе не является настолько благоразумным и настолько благочестивым, чтобы самостоятельно обратиться к Иисусу Христу и признать Его своим Господом и Спасителем. Без содействия Святого Духа никто не может этого сделать. Сам Иисус говорит: "Никто не может придти ко Мне, если не привлечёт его Отец, пославший Меня" (Ин. 6, 44).

1.  Всеобщая греховность человека

Прежде всего, нам необходимо осознать всю серьёзность греха и неотвратимость справедливой Божьей кары. Современный человек привык закрывать глаза на все беззакония до тех пор, пока это возможно. Он терпимо относится к чужим порокам и преступлениям, потому что в глубине души осознаёт, что, сложись обстоятельства иначе, он и сам мог поступить так же. Не зря говорят: "От сумы да от тюрьмы не зарекайся". В результате, в обществе складывается терпимое отношение к беззаконию любого сорта

Всё это мы переносим и на наши отношения с Богом. Мы, как язычники, считаем, что Бог — такой же, как мы сами. Всякие рассуждения о том, что мы с нашими греховными помыслами и образом жизни совершенно несовместимы со святым характером Бога, и что нас, грешников, неминуемо ждёт возмездие, кажутся абстрактными, и мы им не придаём серьёзного значения. Но Библия подчёркивает, что мир, созданный по милости Бога, подчиняется Его нравственному закону. Бог — Судья всего мира, и Он поступит справедливо, если накажет тех, кто этот нравственный закон преступает. Если Бог не накажет грех, Он перестанет быть верным Самому Себе. И пока мы с вами не поймём и не прочувствуем истинность того факта, что нарушители закона не могут надеяться ни на что другое, кроме Божьего карающего возмездия, мы никогда не поймём библейского учения о Божьей благодати.

 Природа падшего человека абсолютно развращена грехом, и он не способен спасти себя. Он очень высокого мнения о себе. Он верит в могущество своего разума, гордится достижениями своей цивилизации, которые привели к появлению множества материальных благ, делающих его жизнь всё более обеспеченной, безопасной, комфортной. Современный человек ставит материальное благополучие выше нравственных законов и не хочет признать, что с нравственностью у него далеко не всё в порядке.

Такое неверное представление о человеческой природе является одной из самых больших ошибок марксистов и всех тех, кто убеждён в том, что социальная революция или социальные реформы могут решить человеческие проблемы. Марксисты верят, что человек по природе своей хорош, но его делает плохим общество, которое устроено несправедливо. Поэтому, чтобы спасти человека, нужно изменить общество, устранить несправедливость, позволяющую эксплуатацию человека человеком, предоставить человеку хорошее образование, обеспечить его всем необходимым для благополучной жизни, дать ему примеры, достойные подражания. Вот тогда человек перестанет совершать преступления, а будет проявлять только лучшие свои качества. А когда это будет достигнуто, то можно будет сказать, что удалось построить царство Божье на земле, но без Бога, ибо никакого Бога, на самом деле, не существует. Но крушение коммунистической идеологии, развал Советского Союза и всего блока социалистических стран лишь в очередной раз продемонстрировали миру всю безосновательность социальных утопий и ошибочность представлений о доброй природе человека.

А между тем, вопрос о том, каково исходное состояние человека, чья природа испорчена грехом, является фундаментальным. Именно с этого факта начинается правильное понимание путей достижения спасения. Если наше представление о грехе и степени греховной испорченности человеческой природы будет неправильным или неполным, то у нас будут неверные представления и о необходимых средствах спасения грешника.

В истории Церкви вопросы, касающиеся человеческой природы, греха и благодати, приобрели наибольшую остроту в начале V-го века, когда возник спор, в центре которого стояли два человека: Августин и Пелагий. Учитывая то, какое воздействие этот спор оказал на всё последующее развитие христианского богословия, стоит вкратце сказать о нём несколько слов. По мнению Августина, в результате грехопадения Адама всё человечество поражено грехом. Каждый из нас рождается с предрасположением к греху как частью своей человеческой природы. Каждый из нас утратил свободу не грешить, которая была у Адама до грехопадения. И только благодаря благодати Божьей восстанавливается свобода человека не грешить и делать добро. По мнению Августина, благодать является щедрым и совершенно незаслуженным Божьим даром человечеству, посредством которого может начаться процесс его исцеления. Бог волен предоставить благодать одним и не предоставить ее другим. В этом нет никакой несправедливости, ибо справедливым решением было бы осуждение Богом всех. Спасение хотя бы части, избранных, есть величайшее проявление Божьей любви, милосердия, сострадания. Осуждённые получают то, что они и заслуживают. Избранные же по благодати Божьей получают больше, нежели заслуживают.

Что касается Пелагия, то он считал, что человечество не наследует от Адама склонности к греху. Грех Адама является для нас лишь дурным примером. Природа человека не повреждена грехом, и человек сам, собственными силами может не грешить и исполнять Божьи заповеди. Поэтому вполне возможно спасение по делам. У Пелагия термин "благодать" имеет совершенно иной смысл, нежели у Августина. Во-первых, Пелагий понимает благодать, как естественные человеческие способности, которые никак не портятся, не повреждаются и позволяют человеку избегать греха. Во-вторых, Пелагий понимает благодать как внешнее просвещение, даваемое человечеству Богом. В качестве примеров такого просвещения Пелагий рассматривал закон Моисея и наставления Иисуса Христа. С точки зрения Пелагия благодать Божья является чем-то внешним и пассивным, чем-то, находящимся вне нас. Августин же понимает благодать как реальное и искупительное присутствие Бога во Христе внутри нас, которое преобразует нас, то есть является активным.

Таким образом, взгляды Августина и Пелагия отражают две противоположные позиции того, что такое благодать Божья, и как Бог и человек связаны друг с другом. В 431 году Ефесский собор осудил пелагианство, но отзвуки пелагианского спора ещё долго будоражили Церковь. Отголоски этого спора ощущаются и поныне, поскольку различные современные взгляды на природу спасительной благодати либо представляют собой развитие наследия Августина, либо являются, по сути своей, пелагианскими или полупелагианскими.

Следует отметить, что накануне Реформации католическое богословие склонялось к пелагианству. Мартин Лютер резко критиковал такую позицию. В своём "Комментарии на Послание к Римлянам" он продемонстрировал твёрдую приверженность августиновской точке зрения и уделил много внимания идее абсолютного всевластия Бога. Когда по настоянию папы Римского Эразм Роттердамский попытался опровергнуть точку зрения Лютера, опубликовав своё сочинение "Свобода воли", Лютер через год ответил ему трактатом "Рабство воли", отстаивая свою позицию.

Наиболее полное своё развитие идея о полной греховности человека и о всемогуществе и всевластии Бога получила в трудах другого великого реформатора Жана Кальвина. Кальвин считал, что благодать абсолютно необходима. В кальвинистской богословской системе для избрания Богом людей к спасению нет никакого иного основания, кроме верховной Божьей воли, и в самом человеке нет ничего, что побуждало бы Бога дать ему спасение. Кальвинизм можно рассматривать как продолжение августиновской традиции.

2. Инициатива Бога в спасении грешников

Для правильного понимания Писания очень важно знать мотив поиска Богом человека. Бог ищет и находит человека, а не наоборот — эта мысль красной нитью проходит через всю Библию. Вы нигде там не найдёте притчи о том, как овечка отбилась от стада, и на неё напали злые волки. Но овечка на поверку оказалась "крутой" овцой, которая своими острыми рогами и копытами раскидала напавших на неё серых хищников, а потом сама по следу нашла своего пастыря. Нет такой притчи в Писании. Зато есть другая, которая рассказывает о том, как пастырь сам вышел на поиски своей пропавшей овцы и не успокоился, пока не нашёл её.

Александр Галич в одном из своих стихотворений писал:

"И вновь я печально и строго
С утра выхожу на порог
На поиски доброго Бога
И — ах, да поможет мне Бог!"

Однако Библия рисует совершенно иную картину: это рассказ не о том, как человек вышел на поиски Бога, а о том, как Бог вышел на поиски человека. С первых страниц Библии Бог взывает к Адаму: "Где ты?" (Быт 3, 9). И в последней книге Библии, в книге Откровения Иоанна Богослова, мы слышим тот же призыв Бога: "Се, стою у двери и стучу…" (Откр 3, 20). Бог ищет человека. Он протягивает человеку руку помощи. Точнее даже, две руки — Сына Своего и Духа Святого. Сын приходит в образе раба, "…чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мф 20, 28). Но познать Сына Божьего может только тот, кому Дух Святой откроет это: "… никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1 Кор 12, 3). Дух Святой, касаясь духовно мёртвого человека, возрождает его, изменяя самое ожесточённое сердце и поворачивая его к Богу. Библия ясно показывает, что сами мёртвые не могут ничего искать и выбирать, что человек должен родиться от Духа, прежде чем сможет увидеть Царство Божье, не говоря уже о том, чтобы войти в него.

Поиск Бога — это следствие веры, а не её причина. Мы ищем Бога, мы устремляемся к Иисусу Христу только потому, что Бог спас нас и призвал к Себе "… по Своему изволению и благодати, данной нам во Христе Иисусе прежде вековых времён" (2 Тим 1, 9). То, что спасение наше совершено Богом "прежде вековых времён" окончательно опровергает всякую мысль о том, что в нашем спасении есть хоть малая толика наших заслуг. "Благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" (Еф 2, 8. 9). О чём говорят эти стихи? — О том, что мы совершенно беспомощны, и избавить нас от наказания может только Сам Бог, "… богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас" (Еф 2, 4). Павел в Рим 3, 20 говорит: "… делами закона (то есть добрыми делами, членством в церкви, благочестивым поведением) не оправдается пред Ним никакая плоть".

Однако сказанное вовсе не означает, что дела совсем не важны. Бог призывает нас к святости, но эта святость — не причина, а следствие нашего спасения. Бог призвал нас не оттого, что мы были святыми, а для того, чтобы мы стали святыми, и святость — это красота, которую творит в верующих Сам Господь Бог. Достоинства, которые мы видим у верующих — это в такой же степени труд Бога и проявление Его благодати, как и само спасение. Благие дела необходимы как внешние свидетельства, доказательства спасения. Но важно помнить, что благие дела не спасают человека и не влияют на решение Бога спасти человека, в противном случае спасение было бы вопросом долга, а не благодати.

3. Проявление благодати Божией в жизни верующих

Согласно древним представлениям язычников, каждый их божок был связан со своими приверженцами какими-то корыстными интересами, потому что его благополучие напрямую зависело от их усердия в служении и от их даров. Современный язычник где-то в подсознании своём хранит сходное ощущение того, что Бог обязан нас любить и помогать нам, как бы мало мы того не заслуживали. Говорят, что Вольтер, известный французский вольнодумец и богохульник, перед самой смертью всё же испытал ужас перед неотвратимостью Божьего суда и, умирая, твердил: "Бог простит! Он должен простить, потому что это Его обязанность — прощать!" На самом деле, ощущение, что Бог обязан нас прощать, любить и помогать нам, ни на чём не основано. Во-первых, благополучие Бога Библии никак не зависит от Его творений, от нашего служения, от наших даров и жертвоприношений. В Деян 17, 24. 25 говорится: "Бог, сотворивший мир и всё, что в нём, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворённых храмах живёт и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чём-либо нужду, Сам давая всему жизнь и дыхание и всё". Во-вторых, Бог вовсе не обязан оказывать нам милость, потому что мы грешники. Всё, что мы можем ожидать от Него — это только справедливости. Бог не обязан жалеть или прощать грешников, а если Он это всё-таки делает, то поступает так по Своей доброй воле, и никто Его к этому не может принудить.

Божья благодать — это любовь, которую Бог по Своей воле явил грешникам независимо от их личных заслуг, скорее даже несмотря на все их проступки, ибо грешники склонны к злым делам, а не к добрым. "Благодать" и "спасение" связаны между собой как причина и следствие: "… благодатию вы спасены", сказано в Писании. Это значит: спасение грешника достигается по причине благодати Божьей. Или: следствием действия Божьей благодати является спасение грешника. А теперь коротко остановимся на некоторых проявлениях Божьей благодати в жизни верующих.

3.1 Процесс освящения

Ступив на путь новой жизни в Иисусе Христе, мы не сразу достигаем всей полноты этой жизни. Мы ещё не достигли цели, не достигли в полной мере Царства Божия, а находимся на пути к нему. В нас постоянно идёт борьба между новым, возрождённым человеком и ветхим человеком греха.

В этой борьбе с самим собой тоже находит своё проявление Божья благодать, ибо кто может так сокрушаться о своей греховности? Только возрождённый, спасённый человек! Если человек не возрождён Господом, если сердце его не освящено Христом, то он своего греха и не замечает, ему кажется, что всё у него в порядке. Но когда человек уже возрождён Богом, то в его душе возгорается свет. И чем он ярче, тем лучше человек начинает видеть себя со стороны в свете Евангелия, видеть свои грехи, сожалеть о них и стараться их исправить. Так происходит процесс освящения, в результате чего мы духовно растём, приближаясь всё более к Иисусу Христу. Божья благодать и здесь, в процессе освящения, проявляет себя в том, что Сам Господь сохраняет нас на этом пути и даёт силы. Как говорил Апостол Павел, "… благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна" (1 Кор 15, 10). Одним из любимых текстов Августина были слова Господа из Ин 15, 5: "Без Меня не можете делать ничего". В своём спасении мы ничего не можем делать без Бога, от начала и до конца мы полностью зависим от Него.

3.2 Обретение уверенности в спасении

Благодать проявляет себя на всех этапах Божьего плана спасения грешников, который начался ещё до сотворения мира с предвечного избрания, и завершится, когда Церковь станет совершенной во славе. Мы можем только радоваться и благодарить Бога, сознавая, что наше обращение было не случайностью, а делом Божьим, частью вечного Божьего замысла. А если Бог замыслил что-то, Он обязательно доведёт исполнение Своего плана до конца, ибо, как сказано в Еф 1, 19, "безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его". Если Бог обещает довести исполнение Своего плана до конца, и если в действие приведена Его всевышняя, державная сила, то ничто не может ей помешать. Божий план спасения будет приведён к завершению.

Спасённый человек может временами оступаться и удаляться от Бога, имея недостаточно крепкую веру, немощную душу и плоть. Но если он имеет в себе новую жизнь от Бога, то она непременно будет проявлять себя, преодолевая его ветхую греховную природу. Он будет бороться с грехом, будет стремиться к жизни праведной. Некоторые думают, мол, если спасение человеку всё равно обеспечено, что бы он ни делал, то не имеет никакого значения, как он себя ведёт. Те, кто так думает, неправильно, извращённо понимают учение о благодати, ибо любовь Божья будит ответную нашу любовь, и мы, движимые этой любовью, стремимся исполнить до конца Божью волю, которая говорит, что принявшие благодать должны посвятить себя добрым делам (Еф 2, 10). Любовь и благодарность к Богу побуждают всякого, кто действительно принял благодать, жить по воле Божьей.

3.3 Сохранение единства в многообразии

Божья благодать служит причиной внешнего многообразия наших церквей при сохранении их внутреннего единства. Христианский мир неоднороден, мы принадлежим к разным церквам, деноминациям, конфессиям. Кого-то может удручать этот факт, но авторитетный исследователь Нового Завета Оскар Кульманн обращал внимание на то, что церкви никогда не были одинаковыми. Уже между самыми первыми новозаветными церквами были различия, но, что важно, они не приводили к разделению, расколу. Кульманн считал, что эти различия не только допустимы, но и необходимы. Он видел в этих различиях проявление Божьей благодати. Почему? Потому что дары Святого Духа по-разному распределялись между разными группами первых христиан.

В 1 Кор 12, 4. 12 говорится: "Дары различны, но Дух один и тот же… тело одно, но имеет многие члены…" Конечно, эти слова, в первую очередь, относятся к отдельным людям — членам одной церкви, между которыми дары Святого Духа распределены по-разному. Но они справедливы и по отношению к целым группам христиан, каковыми являются церкви. И как раз из определения Церкви как "тела Христова" со всей очевидностью вытекает необходимость её единства, её целостности. Коль скоро Церковь есть "тело Христово", то всякое разделение исключено. Конечно, должны существовать определённые различия между частями целого, подобно тому, как существуют различия в строении и функции органов, составляющими единый сложный организм. Ведь не может всё тело состоять только из рук, только из ног, только из глаз или ушей. В теле должны присутствовать разные члены, отличающиеся друг от друга по своему строению и функциям. Но все эти различия между членами не вступают в конфликт друг с другом, а служат одной общей цели — содействуют благу единого тела.

Таким образом, Божья благодать проявляется в том, что Святой Дух осеняет церкви, содействуя сохранению единства в многообразии: много даров, но Дух один! Именно Святой Дух собирает вместе самых разных людей. Так было уже тогда, когда Он впервые снизошёл на учеников Христа в день Пятидесятницы. Собственно, с этого и началась Церковь Христова. Тогда люди, говорившие на разных языках, смогли вдруг понять друг друга и стать одним целым, соединившись Духом. Апостол Павел говорит в 1 Кор 12, 13: "… все мы одним Духом крестились в одно тело…", и продолжает эту мысль в Гал 3, 28: "… все вы одно во Христе Иисусе".

Отсюда следует, что всякое разделение церкви есть прегрешение против Духа Святого. Даже если мы принадлежим к разным церквам и деноминациям, мы должны уважать друг друга, любить друг друга и видеть друг в друге братьев и сестёр во Христе, несмотря на все те различия, которые лежат в основе нашего разделения. Один мудрый человек сказал, что все эти стены разделения, которые мы видим сегодня в христианском мире, возводятся не по воле Божьей, а по воле человеческой. И сколько бы ни старались те, кто возводят эти стены разделения, до неба они не дотянутся. Там, на небесах, Бога не будет интересовать, методист ты или лютеранин, баптист или пятидесятник. Там, в Небесном Царстве, будут только одни христиане.

Однако мы с вами уже здесь, на земле, должны стремиться к тому, чтобы преодолеть эти стены разделения в нашей среде, ибо на то есть воля Божия. В то же время, понятно, что задача эта трудновыполнима. Мы пытаемся как-то преодолеть существующее между нами разделение, объединяемся в ассоциации и союзы. Но как часто и в этих союзах мы не имеем единства. Эти слова — "единство" и "союз" — очень близки по значению, но всё же они различны. Союз есть искусственное соединение вместе разнородных элементов, но только при достижении подлинного единства этих элементов они становятся одним целым. Но Господь Бог призывает нас идти дальше и стремиться к достижению подлинного "единства духа", чтобы все мы, сохранив свою индивидуальность, были, в то же время, как одно целое. Таким, в идеале, должен стать Евангельский Альянс России.

Очень важно, чтобы мы с самого начала понимали, что ступить на этот путь братского единения и одновременного уважения к многообразным формам церковной жизни нас побуждает Божья благодать, а не наше простое человеческое желание быть вместе, чтобы стать сильнее. Мы исполняем волю Господа нашего Иисуса Христа, Который в первосвященнической молитве за Своих учеников просил Небесного Отца: "Да будут все едино…" (Ин 17, 21). И не будем забывать, что главой Церкви и гарантом её единства является Сам Господь Иисус Христос. Именно это даёт нам право надеяться на то, что существующее сегодня разделение в Церкви преодолимо, ибо Божья благодать всегда превосходит всякое человеческое несовершенство. "Да будут все едино!" По благодати Божьей мы верим, надеемся, любим и совместно трудимся во славу Господа. По благодати Божьей мы являемся учениками Христа и пребываем в единстве духа со всеми истинно верующими в Него. По благодати Божьей мы входим в ту невидимую вселенскую Церковь, которая стоит на твёрдом основании, Иисусе Христе, и врата ада не одолеют её. По благодати Божьей при всём внешнем многообразии наших церквей мы внутренне едины. "Solagratia!" – "Только благодать." Аминь.

IV. Только Писание
Федичкин, А.В., пастор

Когда мы говорим: "Сола Скриптура", то есть "Только Писание", то происходит интересная вещь: мы говорим о том, что нас объединяет. Нам приятно осознавать, что у нас с вами есть немало общего: Иисус Христос, вера, благодать, Никео-Цареградский символ веры, крещение одним Духом в одно тело. Священное Писание относится к нашим базовым ценностям. Это не то, о чём мы договариваемся, а то, что у нас уже есть. В вероисповедании Всемирного и Европейского Евангельских Альянсов в пункте 2 говорится: "Мы исповедуем богодухновенность Священного Писания". Богодухновенность Священного Писания — это наша общая ценность – католиков, православных и протестантов. Для нас, протестантов, Библия — высочайший авторитет во всех вопросах веры и жизни. Но почему протестантизм поставил ее авторитет выше авторитета Церкви? Ведь на протяжении 15 веков до этого Церковь имела более высокий авторитет, чем Священное Писание. И именно она определила канон Писания.

Борьба за распространение Евангелия на Руси всегда происходила своебразно. Священники утверждали, что русский народ не склонен к Писанию, а склонен скакать "аки бесы". Помимо одобренной государством Библии в народе были распространены ещё и народные традиции. Чем же занялись протестанты? Они стали книгоношами. В советское время, когда нельзя было проповедовать, верующие говорили так: "Слово почитаешь?" Поскольку КГБ лишал свободы тех, кто проповедовал, поэтому говорили "почитаешь". Библия стала учебником жизни. Я рад тому, что протестантизм дал нужное средство для выживания человечества. Ни один правитель не может принимать миллионы решений в единицу времени. Сейчас почти каждый христианин может молиться, проповедовать, исцелять, наставлять. Он читает Библию, и Господь через нее обращается к нему. Библия раскрепостила человека, и по этой причине в Европе наибольший расцвет происходил в тех странах, где был протестантизм.

Мы верим в богодухновенность Библии. Мы верим, что за неё отвечает Бог. В ней Он раскрывает Себя в образе Иисуса Христа. Мы с вами идём по пути богоуподобления, поэтому нам важно знать, что говорится в Библии о Боге, как в ней описывается жизнь в Нем. Библия, с одной стороны, предлагает нам "архитектурный" проект, а с другой — оставляет нам свободу. Библия хранит опыт домостроительства Божьего. Библия — это пример того, как творили люди перед лицом Божьим. Рядом с Христом со временем станет достойная невеста, которая, подражая Ему, прошла все те же этапы, которые прошёл Он Сам.

В России евангельское движение долго призывало: "Назад к Библии!" Сегодня я бы сказал так: "Назад к Библии, чтобы идти потом вперёд". Именно тогда мы начинаем различать голос Духа Святого. С одной стороны мы знаем Логос — слово Божье, а с другой стороны, мы слушаем Рему — слово о нашей жизни сегодня. Но важно то, чтобы кроме Логоса и Ремы мы видели то, что делаем мы сами, сколько талантов мы отдаем Господу — десять, пять, три…?

Добавить комментарий