Договор согласия или Домострой

Роман Лункин

Администрация Президента РФ предлагает создать кодекс этических правил «традиционных» религий России

Оскорбления и уничижительные оценки отдельных представителей разных религиозных объединений по отношению друг к другу, выяснения того, кто является «сектантом», а кто нет, кто более «традиционен», а кто менее – стали частью общественных дискуссий, которые выливаются в прессу. «Договор согласия между религиозными центрами России», предложенный 16 мая Советом муфтиев России в ходе круглого стола «Межрелигиозный диалог как фактор мира и взаимопонимания в обществе», стал шагом на пути решения насущной для верующих и их лидеров проблемы – соблюдения этики публикаций и высказываний на темы религии и межрелигиозных отношений. Во время споров вокруг проекта договора мнения присутствующих чиновников, экспертов и религиозных деятелей разделились – большая часть выступала за диалог разных конфессий, ответственность самих объединений за высказывания своих последователей и за открытое обсуждение социальных проблем и нарушений прав верующих в России, меньшая часть стремилась придать будущему договору статус декларации «традиционных» религий о том, по каким правилам должны жить верующие и журналисты в обществе.

По существу о преодолении ксенофобии и межрелигиозной нетерпимости говорили все, представленные на круглом столе лидеры объединений – и сам председатель Совета муфтиев России муфтий Равиль Гайнутдин, и заместитель председателя Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Константин Бендас, и секретарь Конференции католических епископов России отец Игорь Ковалевский, и представитель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) раввин Евгений Розенцвейг, и президент Церкви адвентистов Седьмого дня (Западно-российский союз) Василий Столяр и др.

О социальном партнерстве как части идеи гражданского общества религиозным деятелям напомнил член Научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко, который также предложил проводить регулярные встречи журналистов, занимающихся религиозной тематикой. Главный редактор журнала «Религия и право» и сопредседатель Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев призвал говорить о реальных проблемах и называть вещи своими именами, а именно подумать о реформировании Межрелигиозного совета России (об этом говорили многие участники круглого стола) и проанализировать, как преподается сектоведение в православных семинариях, или, к примеру, в Свято-Тихоновском православном университете. По мнению А. Пчелинцева, хорошо бы понять, кого на уроках сектоведения называют «сектантами» и к каким действиям против них призывают. Например, Александр Дворкин называет себя религиоведом, однако в его сектоведческих исследованиях нет науки, но зато есть признаки разжигания межрелигиозной розни, отметил А. Пчелинцев.

Об отсутствии такой информационной площадки, где бы разные религиозные объединения информировали бы общество о своих позициях по разным вопросам, заявил профессор кафедры религиоведения Российской академии госслужбы при президенте РФ (РАГС) Юрий Зуев. По его словам, необходимо, чтобы хотя бы в одной общероссийской газете была такая страница, где религиозные объединения могли бы говорить о своих реальных проблемах. По мнению Ю. Зуева, такую страницу можно было бы издавать в рамках «Независимой газеты» или «Известий».

На фоне развернувшегося обсуждения животрепещущих правовых, социальных и иных вопросов, которые стоят перед мусульманами, католиками, православными, баптистами и пятидесятникам, советник Администрации президента РФ Алексей Гришин предлагал несколько другой формат Договора о согласии. Изначально А. Гришин заявил о том, что «существует потребность в том, чтобы традиционные религии объединились в борьбе за традиционные ценности против сект и нетрадиционных религий». По мнению А. Гришина, в проекте договора религиозные лидеры излишне разоружаются перед лицом разного рода «тоталитарных сект», если в тексте останется фраза: «не допускать публичных оскорбительных выпадов и уничижительных эпитетов в адрес основателей и почитаемых духовных лидеров и святых религий, включая такие выражения, как: «лже-религия», «лже-пророк», «лже-бог», «лже-мессия»и т.п., а также наделение подобными эпитетами религиозных ритуалов и обрядов других вероучений». В связи с необходимостью противостоять «сектантам» А. Гришин призвал подчеркнуть не упомянутое в проекте договора понятие «традиционная религия».

Советник Администрации главы государства Алексей Гришин де факто подытожил дискуссию религиозных деятелей вокруг Договора о согласии, когда круглый стол в Совете муфтиев России подошёл к концу и большинство журналистов уже разошлось. Между тем Гришин предложил в будущем на основе инициативы Совета муфтиев России разработать и принять совершенно другой документ. По мнению советника Администрации президента РФ, договор всё равно не будет юридическим документом и его будет довольно сложно выполнять. Поэтому необходимо принять «Этический кодекс традиционных религий» для всех – для религиозных объединений, для СМИ и околорелигиозных общественных организаций. По мнению А. Гришина, это особенно важно, так как часто возникают конфликты с общественными организациями, за которыми стоят уже религиозные объединения. Для всех них должны быть разработаны правила поведения, этические нормы, одобренные «традиционными религиями». Советник Администрации президента РФ затронул и социальные проблемы, но призвал религиозные объединения работать, в первую очередь, не с гражданами страны, а с мигрантами, которых надо воспитывать в духе толерантности и веротерпимости.

Практически единственным союзником советника президентской Администрации во время круглого стола оказался заместитель председателя ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин. По его мнению, не существует такого понятия как общечеловеческие ценности – и диалог между религиями, между религиозными объединениями и обществом должен строиться на «традиционных ценностях». К примеру, России свойственен идеал духовно единого общества, в котором народ и власть едины. Как отметил отец Всеволод Чаплин, нельзя позволить внутренним и внешним врагам России разрушить эту гармонию. По этой причине к участию в Договоре о согласии нельзя допускать все религиозные объединения, так как «мы должны иметь право обличать то зло, которое несут псевдорелигии», заметил Чаплин. Радикальной критике в этой связи отец Всеволод подверг Славянский правовой центр, который, по мнению Чаплина, «разрушает традиционные силы и религиозный баланс в стране, навязывая позицию меньшинства».

Дискуссия, организованная Советом муфтиев России, стала пробным камнем в деле преодоления традиции «единства народа и власти», которое во время круглого стола выразилось в полном согласии советника Администрации президента РФ и представителя Отдела внешних церковных связей Московской патриархии. Оказалось, что сведение дискуссии к мнениям и представлениям «традиционных религий» практически исключает обсуждение конкретных социальных проблем различных религиозных групп, и, тем более, исключает совместный диалог на уровне регионов, особенно проблемных. Во-первых, потому что на федеральном уровне для чиновников «традиционные» — это те, кто входят в Межрелигиозный совет России, естественно отражающий предпочтения ОВЦС МП (и Московская патриархия имеет на это полное право). Во-вторых, потому что «традиционными» в регионах часто можно считать лишь православные епархии, но не активные мусульманские объединения, лидеры которых не входят в МСР, и не протестантские Церкви, лидеры которых также не входят в МСР. Получается, что в межрелигиозном диалоге понятие «традиционный» полностью лишено смысла.

Между тем, круглый стол позволил власти прозондировать почву перед принятием «Этического кодекса» поведения, согласно желаниям «традиционных религий». Поводов использования этического кодекса можно придумать множество. На этот кодекс или межрелигиозный Домострой чиновники смогут ссылаться тогда, когда им надо будет отвечать на обвинения Совета Европы или Госдепа США в нарушении религиозных свобод, когда общественные организации, созданные разными Церквями, будут вести слишком активную деятельность и т. д. Стремление создать кодекс правил – это давнее стремление российской власти не только к унификации, что свойственно всем чиновникам, но и к формированию собственного узкого круга «традиционных религий», который будет немного отличаться от Межрелигиозного совета России. Разные уровни «традиционности» позволят манипулировать религиозными объединениями как в центре, так и на местах, да ещё и делать это по всем правилам «Этического кодекса».

Credo.Ru

Добавить комментарий