Счастье моё

Счастье мое унеслось как облако», — пишет многострадальный Иов (30:15). Он был очень мудрым человеком, великим праведником и счастливым как немногие, но и он говорит: «Счастье мое унеслось как облако».

Проблема счастья — это проблема всех людей на земле, и сегодня, спустя 3500 лет после Иова, все помыслы человека, как только он выйдет из детского возраста, — найти счастье. Особенно это присуще молодости.

Что же такое счастье? Однозначного ответа нет, так как это зависит от того, в чем человек видит свое счастье. У Иова было все: мудрость, богатство, знатность, хорошее здоровье, прекрасная семья, слава и почет. Он был счастлив, но и его счастье унеслось.

Миллионы людей из века в век ищут счастье, но если бы можно было спросить их в конце жизни: были ли вы подлинно счастливы? Очень немногие сказали бы «да», но затем прибавили бы слова Иова: но счастье мое унеслось как облако. Наверное, нет на земле человека, который бы был счастлив до конца жизни. Большинство же вообще ответили бы, что не были счастливы.

Почему так происходит? Что не позволяет человеку чувствовать радость бытия и наслаждаться жизнью? Если рассмотреть сердце человека как духовный центр, который ищет удовлетворения, то условно его можно разделить на три отдела — верхний, средний и «дно» сердца.

Верхнюю часть его очень легко удовлетворять весельем, которое кратковременно. Источники его в основном находятся вне человека. Они разогревают на время его чувства, дают быстро преходящее удовлетворение. Веселое общество, юмористические телепередачи, спектакли, конечно, развлекают, но могут ли они дать счастье и подлинную радость? Оставшись наедине с собой человек не чувствует себя счастливым, пусть даже он и веселится всю жизнь.

Мудрый Соломон написал: «И при смехе иногда болит сердце». Люди чувствуют пустоту в душе, и сколько бы ни питали ее весельем, дать удовлетворения оно не может. Веселье, как ни странно, не дает радости.

Радость — это чувство счастья и удовлетворения, источники их не кратковременны. Они заполняют средний отдел сердца. Есть радость, от которой душа получает счастье и удовлетворение: от общения с природой, высоким искусством. Художник может жить своей картиной. Он радостен и счастлив от трудов своих. Композиторы, музыканты испытывают радость и удовлетворение. Человек науки, погруженный в свое изобретение, может чувствовать себя счастливым. А семейная жизнь, в любви и согласии, разве не может дать настоящей радости и счастья? Когда человек счастлив и радостен, заполняется средняя часть его сердца.

Люди ищут счастья в науке, богатстве, искусстве, в семейной жизни, но когда они не так уж часто этого достигают, то обнаруживают, что им чего-то все же недостает. Это пустует «дно» их сердца.

Радость и счастье непрочны. Художник может ослепнуть и лишиться источника своего счастья. Композитор и музыкант — оглохнуть в расцвете сил, как Бетховен. А что говорить о семейном счастье? Неверность и смерть разрушают его. Сколько разбитых неверностью сердец или тех, кто провожает в последний путь любимого, повторяют: «Счастье мое унеслось как облако». Художник Айвазовский так изобразил жизнь человека.

— Раннее утро, юноша лет пятнадцати отправляется в плавание по морю жизни. У причала лодка, море спокойно, счастливые родители и друзья провожают его. Это утро жизни. А дальше по морю плывет корабль, собираются тучи, море штормит — средина жизни. И вот финал: мрачные тучи закрыли небосвод, сильный шторм, корабль тонет. На поверхности осталась только мачта, и за нее ухватилась рука утопающего, рука счастливого когда-то юноши…

Ничто не прочно в этом мире: здоровье, честь, слава, богатство, семейное счастье. Человеку всегда не достает полноты радости. Источником ее может быть только Бог. Он верен и никогда не изменяется. Радость спасения во Христе Иисусе охватывает всего человека и достигает дна его сердца. Слова «счастье» здесь мало. Христос говорил о радости, а не о веселье. Он говорил о блаженстве, а не о счастье, ибо блаженство есть нечто большее, чем счастье…

Радость земная коротка, а радость во Христе непрестанна. Нет бури, которая рассеяла бы ее, нет силы, которая похитила бы ее, если мы пребываем в Нем. Можно все потерять в этом мире, как потерял Иов, но радость и мир во Христе будут сопровождать нас до конца дней. В мрачные дни страданий Иов сказал: «А я знаю, Искупитель мой жив». Всякой радости и счастью есть конец, а той, что от Господа, нет. Любовь Божия греет душу во всех случаях жизни. Это твердое основание, фундамент покоится на дне нашего сердца. Иисус Христос, показывая апостолу Иоанну вечность, говорит: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (От.21:4). Это уже не счастье земное, которое уносится как облако и нет его, это вечная радость и блаженство.

Новая жизнь

Добавить комментарий