Бог-пост

Александр Архангельский

Западная цивилизация продолжает говорить о безусловном принципе прав человека, о свободе как естественной основе жизни — и последовательно закрывает глаза на полное личностное бесправие там, где есть финансовый или армейский интерес. Будь то Китай с его невероятным ростом и невероятным же контролем за каждым. Будь то Россия с ее жестко подавленной информационной системой и тотальными приписками на выборах. (Многие считали, что приход иностранных совладельцев в состав российских медиахолдингов переменит ситуацию; не тут-то было; зона действия общественной репутации — Запад, а за его пределами свободолюбивые корпорации находятся как бы вне зоны действия сети.) И тем более тоталитарный Пакистан или фашизоидная Эстония — имея в виду не народ, а элиту этой славной страны. Распространяется влияние спецслужб; по сантиметру, по миллиметру, но личные свободы неуклонно сдают позиции всеобщему контролю, оправданному жаждой безопасности. Отказавшись некогда от религиозных ценностей веры ради светских ценностей прав человека — во имя свободы, Запад медленно и постепенно, но все же начал жертвовать свободой и правами — ради контроля и безопасности.

Россия, напротив того, честно порицает правозащитные штучки, зато хвалит православные традиции. Даже министр иностранных дел Сергей Лавров сочиняет статью, где о нашей внешней политике пишет в терминах Уварова и Горчакова, а Нагорную Проповедь приравнивает к вертикали мироздания. Но если отвлечься от слов и посмотреть непредвзято на дела, станет ясно, что православие тут решительно ни при чем. Независимо от личных воззрений наших вождей, которые не обсуждаем, потому что — не наше дело разбираться с их бессмертными душами. Здесь лишь патологический страх перед любыми переменами, поскольку они рискованны; налицо тотальное неверие в возможности России развиваться. Сохранить бы то, что есть… Любой ценой. Ценой отказа от гражданских свобод. Ценой новой гонки вооружений — не соотнесенной с реальными военными потребностями и долгосрочными экономическими возможностями; «Булава» проносится над миром, стратегические бомбардировщики поднимаются в воздух на боевое дежурство… Ценой всеобщей подмены понятий, ценной создания фантасмагорической картины мира, в которой против русского мира направлено все, и такие мощные, грозные враги, как Грузия и Балтия спят и видят, как бы захватить нас — и переправить в лапы Вашингтонского обкома. Разумеется, как тут обойтись без новых опричников по имени «наши» (словцо терминологически возникло как раз в опричных грамотах эпохи Грозного царя). Они героически защитят нашу волю; а наша воля — ни во что не верить и усердно креститься, чтобы пронесло.

Разумеется, никакого греха в том, чтобы стелить соломку, отодвигать угрозы, управлять кризисами — нет. Никто не обязан сладострастно отдаваться катастрофе; это, пожалуй, вредно — с любой точки зрения, от церковной до медицинской. Но разменивать свою свободу, данную от Бога — свободу развиваться, свободу иметь личные убеждения, свободу приумножать таланты, свободу жить за пределом кротовьей норы — на какие бы то ни было гарантии, есть предательство. По отношению к Провидению. Если вы верующий. Или к судьбе. Если вы верите в то, что не верите. Запад, перестающий печься о праве личности и передающий системы управления погоновожатым, незаметно перестает быть Западом. Россия, забывающая о Царстве Небесном ради земного покоя и позволяющая вождям присваивать то, что принадлежит исключительно Богу, — тоже не вполне Россия. Русские церкви всегда были Бог-постами; постоянным напоминанием о том, что ничего окончательного на земле нет и быть не может: процесс творения — не завершился.

Но современный мир, что западный, что восточный, предпочел обустроить себя по принципу безумного чаепития; насвинячили, запачкали чашки и ложки — пересаживаемся к следующему прибору. Заранее зная, что когда-нибудь чистые тарелочки закончатся, и мы зависнем над собственной грязной посудой. Но не в состоянии предугадать, в какой именно это момент случится.

РИА-Новости

Добавить комментарий