Кому нужно, чтобы белые европейцы превратились в меньшинство у себя на родине?

Дмитрий ДАНИЛОВ, «Политический журнал»

«Мир, каким мы его знали, приходит к концу», — пела группа R.E.M. с романтической надеждой на гуманитарные перемены в мире. А сегодня, если посмотреть на Европу, то можно воочию увидеть результат этих ожиданий, воплощенный в волны переселенцев из мусульманского мира, которых европейские правительства обязывают обывателя принимать как «добрых соседей по улице». И то, что творится в Европе вокруг исламского вопроса, иначе как концом Старого Света не назовешь.

Все привыкли считать Швейцарию политическим и культурным оазисом Европы — страной, в которой никогда ничего не происходит, где спокойствие и стабильность незыблемы, как ход швейцарских часов. Но даже этот оазис, полузакрытый от политического влияния Евросоюза, лихорадит от жары нелегальной миграционной волны, захлестнувшей Европу. Правда, этой волне гастарбайтеров швейцарцы, вволю насмотревшиеся на проблемы своих ксенолюбивых соседей, решили сказать твердое «Нет!»

21 октября на парламентских выборах праворадикальная Народная партия Швейцарии (SVP) Кристофа Блохера, проводящая жесткую политику против нелегальных мигрантов, набрала 28,8% голосов избирателей, поставив рекорд исторического максимума голосов, полученных одной партией с момента введения в 1919 г. пропорциональной выборной системы. Значит, победа предвыборной программы националистов, которые предложили плотнее закрывать границы и высылать из страны всех провинившихся перед государством иностранцев и лишать иммигрантов даже за мелкое правонарушение вида на жительство, имеет в своем основании серьезные опасения граждан в том, что их маленький уютный мирок перестал быть безопасным. Даже предвыборный слоган SVP звучал соответствующе: «Создать безопасность!»

И это неудивительно. Швейцария превратилась за последние десятилетия в место работы для миллионов иммигрантов. Сегодня 20% из 7 млн жителей страны — иностранцы. Наметившаяся тенденция старения местного населения и низкие показатели рождаемости создали в Швейцарии ощутимый дефицит трудовых кадров, который не преминули восполнить приезжие. Значительное число коренных жителей страны лишилось насиженных рабочих мест, что не могло не отразиться на политических предпочтениях общественности.

Особенно ужасна победа швейцарских националистов для толерантного сознания «общеевропейцев», потому что ей в немалой степени способствовал предвыборный плакат, на котором безупречно белые швейцарские овцы выпихивают копытами черную мигрантскую овцу за ограду их уютного микрокосма. Со стороны евролибералов сразу посыпались обвинения в адрес SVP в ксенофобии и расизме, хотя представители партии отрицали расистский подтекст рисунка, утверждая, что черная овца символизирует собой лишь преступность мигрантов, которой отныне несдобровать. Однако все прекрасно понятно без лишних слов, поскольку еще на прошлых выборах партия выступила с плакатами, изображавшими Усаму бен Ладена, получившего швейцарское гражданство. Эти плакаты должны были напомнить гражданам страны об опасности исламской миграции.

И тем не менее успех швейцарских националистов, поддержанных значительной частью населения страны, — скорее следствие «фактора оазиса». Швейцария не входит в ЕС, хотя не прочь попользоваться евродостижениями (в мае 2005 г. страна проголосовала за вхождение в Шенгенское соглашение). Тем более что лидер швейцарских националистов Кристоф Блохер — миллиардер и химический магнат, способный позволить себе раскошелиться на неполиткорректные политические ходы. Но о другой Европе того же самого сказать нельзя. То, что в ней происходит, уже напоминает страницы бестселлера-антиутопии Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери».

В столице Бельгии в годовщину терактов 11 сентября прошел несанкционированный марш против исламизации Европы. Митингующие собрались на площади Шуман, к которой примыкают здания Еврокомиссии и Совета Евросоюза, но были беспрецедентно жестко разогнаны полицией. В итоге 154 участника манифестации были арестованы. Арестованными оказались демонстранты из Дании, Германии, Голландии, Польши. Любопытно, что администрация Брюсселя мотивировала отказ в проведении 11 сентября демонстрации опасениями, что она может спровоцировать мусульманское население города на ответную акцию, наподобие бунтов парижских пригородов в конце 2005 г. Ответной акции, как и ожидалось, не последовало.

Феноменальный прессинг властей Брюсселя вызвал международный скандал уже тем, что среди арестованных были двое депутатов Европарламента — представители итальянской «Лиги Севера» Марио Боргезио и французского Национального фронта Карл Ланг. Помимо них были брошены в кутузку лидеры партии фламандских националистов Vlaams belang («Фламандский интерес») Филипп Девинтер и Франк Ванэк, а также лидер движения Eurorus Крис Роман.

Все это происходит явно не спонтанно. Политическое общество Бельгии сегодня переживает крупный кризис — через два с половиной месяца после парламентских выборов ведущие политические партии прервали переговоры о формировании нового правительства. Лидер партии христианских демократов Фландрии Ив Летерм известен своими радикальными взглядами на будущее Бельгии: он назвал ее существование «историческим недоразумением» и не раз заявлял о намерении провести «современную политическую реструктуризацию» страны. Несложно предположить, что антиисламистская акция стала своеобразным предостережением и логическим следствием нынешнего кризиса, который ставит вопрос о государственной целостности Бельгии, процессом полураспада которой готов воспользоваться политический ислам.

И тем любопытнее факт, что христианские демократы и либералы временно отложили свои разногласия и договорились сосредоточиться на новых подходах к вопросам предоставления убежища иностранцам и экономической миграции. Страх перед иммигрантами, как пишет The International Herald Tribune, неожиданно объединил Бельгию, готовую расколоться на ненавидящие друг друга Фландрию и Валлонию. Свой поворот от национализма и сепаратизма депутаты объясняют тем, что нашествие иммигрантов является гораздо более страшной угрозой для страны, чем раскол, и ведет ее к куда более страшной смерти — к смерти культурной идентичности. В том же Брюсселе валлонцы-франкофоны нередко голосуют за готовых вцепиться им в глотки фламандских радикалов в надежде, что те избавят их от иммигрантов.

Итак, почему же гражданину свободной и некогда белой Европы заткнули рот и его скрутила куча полицейских? Причину столь жесткого разгона митинга можно понять — ведь главным политическим требованием демонстрантов был не аморфный протест против засилья мусульман в Европе, но запрет мусульманам участвовать в деятельности европейских политических партий. Если раньше исламисты удовлетворялись разрешением создавать свои комитеты и организации, то сегодня они уже пытаются проникнуть в структуру политической власти многих европейских стран.

До конца 1990-х гг. исламистских политических партий в Европе не существовало. Сейчас они появились во Франции и Бельгии. Пока эти партии немногочисленны и не представлены в парламенте. Но за ними уже числятся первые успехи. Так, например, «Европейская арабская лига» (ЕАЛ) — небольшая исламская партия Бельгии — спровоцировала в свое время крупный скандал, объявив о намерении участвовать в парламентских выборах 2003 г. и выставить отдельный список на коммунальных выборах в Антверпене в 2006 г. вместе с требованием сделать арабский язык государственным наряду с фламандским, французским и голландским. Более того, в мае 2003 г. Parti de la Citoyennete et Prosperite (PCP, Партия гражданства и процветания), которая открыто защищает радикальный ислам, набрала более 8 тыс. голосов на выборах в Брюсселе.

Брюссель давно уже стал городом иммигрантов. В Бельгии из 10 млн населения 1 млн живет в Брюсселе. И если в 1960 г. иностранцы составляли 7,3% населения Брюсселя, то сегодня их количество увеличилось до 56,5%. Это число включает в себя собственно иностранных граждан (26,3% населения Брюсселя) и иностранцев, которые получили бельгийское гражданство после 1980 г., и их детей (30,2%). Нетрудно догадаться, что львиная доля «новых бельгийцев» — мусульманские выходцы из стран Магриба, Турции и Ближнего Востока. Сегодня из 661 депутата районных советов Брюсселя 589 являются франкоязычными. 170 депутатов — «новые бельгийцы». Большинство из них — мусульмане. «Процесс идет очень, очень быстро, — предупреждает Филипп Девинтер. — Возможно, это конец Европы».

Более того, нынешняя леволиберальная власть Бельгии тесно связана с исламскими мигрантами и пользуется их поддержкой. В тех городах, где есть много натурализованных иммигрантов, произошел прогнозированный экспертами резкий сдвиг влево. Это произошло благодаря иммигрантам, которые голосуют в первую очередь за сохранение и рост вэлфера. А именно за различные формы вэлфера и поощрение миграции выступают в первую очередь левые, в частности Социалистическая партия Бельгии, которую иммигранты массово поддержали. Например, в 460-тысячном Антверпене, где иммигранты составляют около четверти населения, социалисты получили 35,3% голосов по сравнению с 19,5% на прошлых выборах. В городском совете Брюсселя из 18 депутатов от правящей Социалистической партии 10 — мусульмане.

Для евролиберализма было бы немыслимым принятие законодательных актов, аналогичных, к примеру, недавно принятому австралийскому акту об арабо-мусульманских иммигрантах, от которых «правительство ощущает угрозу терактов». В этом указе говорится, что «мусульманам, желающим жить в Австралии по законам шариата, придется покинуть эту страну». В Европе же высказывания о том, что ислам является угрозой для общества, влекут за собой обвинения в расизме и судебное преследование почти автоматически.

Но к странному ажиотажу в начале этой осени вокруг проблемы политического ислама в Европе мгновенно добавился еще один политический скандал, больше напоминающий сознательную политическую провокацию. В Швеции объявился автор очередных карикатур на пророка Мухаммеда — Ларс Вилкс, который теперь живет на агентурных квартирах в Германии под охраной шведской контрразведки. Казус с Ларсом Вилксом напомнил о всемирно известном «карикатурном» скандале в Дании, вызванном публикацией газетой «Юландс постен» серии карикатур на пророка Мухаммеда. Но Вилкс даже не скрывает, что пошел на все это исключительно ради скандальной славы и гонораров. Группировка «Аль-Каиды» в Ираке уже приговорила к смертной казни Ларса Вилкса и Ульфа Йоханссона, который опубликовал в провинциальной газете карикатуру на пророка. Потенциальным убийцам журналистов обещана награда в 100 тыс. евро. «Аль-Каида» также угрожает нанести удар по крупнейшим шведским фирмам. Шведский премьер после скандала срочно вылетел на Ближний Восток, где ему пришлось извиняться перед мировой мусульманской уммой за небрежность властей, допустивших такое. Но европейские мусульманские организации уже успели максимально отыграть эту карту, признав требование неизвестных из «Аль-Каиды» недопустимым.

Все это напоминает очень хорошо срежиссированный спектакль, когда «правильно» установленные политические «заряды» способны вызвать политический взрыв в «правильном» направлении. Уже сейчас подорванный «боекомплект» скандалов вокруг исламизации в Европе на фоне «сдержанной» позиции местных мусульман способен вызвать прецедент повсеместного и массового вовлечения мусульман в политические партии европейских стран, как «пострадавшую» сторону. Легитимация этой самой стороны и аксиоматическое видение ее места в мире в ореоле коллективной презумпции невиновности происходит во всех частях «зеленого пояса» ислама в Евразии.

Сегодня каждому здравомыслящему человеку становится ясно, что пресловутые «плавильные тигли» погасли и давно уже не «варят» по обеим сторонам Атлантики. Более того, химера мультикультурализма, пришедшая на смену концепту «тигля» и призванная де-факто легитимировать винегрет из «несвариваемых» мигрантов, тоже оказалась неэффективной повсюду в мире — от парижских пригородов до австралийских пляжей. Политика 70-х гг., основанная на «умиротворении» мусульман, начатая еще кабинетом Жискар Д,Эстена, первым в Европе позволившим порочную практику «воссоединения семей», ни к чему хорошему не привела. Оказалось, что просто отдать мигрантам социальное жилье в кварталах для бедняков и забыть их, отгородившись от них стеной равнодушия, не получится. Замыкание «исламской улицы» на самой себе и на собственных проблемах привело к обратному результату — «исламская улица» вылилась из своих берегов и затопила города Европы. Стоит напомнить, что специальную фетву духовных лидеров Союза исламских организаций Франции (UOIF) о прекращении погромов в ноябре позапрошлого года никто из беснующихся толп афро-арабской молодежи не воспринял близко к сердцу. Традиционные мусульманские авторитеты, чьи внушения о строгом соблюдении норм Корана теперь мало кто слушает, все чаще вынуждены приспосабливаться к голосу исламской толпы и больше говорить то, что она хочет услышать. Тем более выполнение последнего условия сулит сегодня как многочисленную паству, так и безусловную популярность в среде молодых мусульман.

По разным подсчетам, в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 млн мусульман. В той же Бельгии за последние 20-25 лет количество мусульман выросло с 60 тыс. до 250 тыс. человек, в Нидерландах — со 100 тыс. до 670 тыс., достигнув доли 4,3% всего населения. В Швеции уже в середине 90-х гг. проживали 73 тыс. мусульман, хотя еще в начале последнего десятилетия ХХ в. общая численность мусульман (преимущественно выходцев из Северной Африки) во всех скандинавских странах — Дании, Норвегии, Финляндии и Швеции — не превышала 7 тыс. человек. Но самая опасная тенденция заключается в том, что в отличие от иммигрантов первой волны неприятие окружающей действительности в среде мусульман второго и третьего поколений постоянно нарастало и приобретало все более радикальные формы. Всего 10 лет назад хиджабы носили только пожилые женщины. Сейчас их носит половина мусульманок Франции, а в некоторых районах эта цифра достигает 80%. Жесткое подчеркивание собственной религиозной идентичности, особенно заметное в среде исламской молодежи, идет как на Западе, так и на Востоке. Подъем исламской религиозности сегодня атакует светскость повсюду. Для разочарованной официальными политиками молодежи, страдающей от безработицы, отчуждения, а также отсутствия внятных перспектив развития и нормальной самореализации, исламистские организации выглядят подчас единственной силой, дающей «чувство плеча» и реально близкой простым людям. Здесь работают не только исламистские проповедники, но и альтернативные социальные программы, обильно финансируемые спонсорами из Саудовской Аравии.

Но такая гипертрофированная мусульманская идентичность, замещающая собой все остальные и де-факто калькирующая традиционный ислам, в конечном счете обесценивает и саму себя. Если мы посмотрим на соответствующую статистику, то увидим, что полноценными мусульманами, регулярно соблюдающими все традиционные религиозные практики ислама, можно назвать не более 8-9% европейских мусульман. Поэтому пресловутый «исламский бум» является не вспышкой «новой религиозности», а гиперсоциализацией мировой исламской общины, в основе которой лежит подъем не духовной, а социально-политической пассионарности. Их традиционный импульс так же ситуативен, как и их ислам, о котором они вспоминают по большей части только в полицейском участке в те минуты, когда речь заходит об ущемлении их прав. В остальном же они стремятся к тем же гедонистическим стандартам, что и коренные европейцы. Ислам все больше становится своеобразной «социальной верой». Духовную же пассионарность в исламе пытаются обрести как раз коренные европейцы, среди которых только в одной Франции число обращенных в ислам перевалило за 50 тыс. Духовное безразличие европейцев к собственным религиозным истокам, нежелание рожать детей на фоне духовно активных и демографически здоровых мусульман становятся для первых катастрофическим фактором, способствующим полному исчезновению лица «белой Европы» уже к середине XXI в.

Сейчас уже бессмысленно спрашивать, приведет ли рост мусульманского населения в Европе к ее политической исламизации. Исламскую Европу уже сейчас все чаще называют «Еврабией» даже официальные политики и эксперты. Сбывается известный прогноз Патрика Бьюкенена, который предсказал, что Старый Свет ждет обратная реколонизация его бывшими владениями. Многие радикальные исламские лидеры в этом уже не сомневаются. Как заявил один из них после смерти Папы Римского Иоанна Павла II, «ислам вернется в Европу как завоеватель и победитель после того, как его дважды изгоняли с континента». После этого «христианам будет предоставлен только один выбор — принять ислам или платить джизью (то есть налог, которым облагаются немусульмане за право проживать в исламской стране). Глядя на эти тенденции, становится страшно, что огромная масса стремящихся к еврокомфортности мусульман, как слепое стадо, будет дирижироваться в нужные моменты палочкой радикального ислама. В Дании и Германии за последнее время были раскрыты террористические заговоры и арестованы группы мусульманских экстремистов. Вряд ли все эти события, которые происходят практически одномоментно со скандалами и антиисламскими акциями, случайны.

Россия здесь не оказалась исключением. Руководители духовных управлений мусульман России сразу же после брюссельских событий исключили возможность проведения в стране массовых антиисламских выступлений. «Состоявшаяся на днях в столице Бельгии исламофобская акция продемонстрировала, что в Европе сильны позиции националистических сил, стремящихся дестабилизировать любое общество», — уверен глава международного отдела Совета муфтиев России Рушан Аббясов. Он призвал мусульман европейских стран активнее заниматься просветительской деятельностью и не замыкаться внутри общины. Возможность проведения антиисламской манифестации в России представитель СМР полностью исключил. «Шовинисты не найдут поддержки ни у властей, ни у общества», — заявил Аббясов. «Европе в очередной раз нужно было продемонстрировать излишнюю демократию, — сказал председатель Духовного управления мусульман Оренбургской области Абдулбарый Хайруллин. — Если бы власти Брюсселя захотели, они не допустили бы проведения исламофобской манифестации».

Сложно сказать, что именно мусульманские лидеры России готовы назвать шовинизмом, когда строительство мечетей и мусульманских молельных домов уже происходит в таких исконно русских городах, как Владимир, Воронеж, Сергиев Посад, Малоярославец и др. В некоторых из этих городов уже имели место столкновения с мусульманскими землячествами, которые, откровенно презирая мнение горожан, пытаются возвести свои культовые постройки на абсолютно чужой для них конфессиональной территории. И ведь что самое интересное — формально, как представители «традиционной религии», они имеют на это законное право. С учетом тотальной коррупции российского чиновничества, ответственного за «нужные визы», не приходится сомневаться, что это право они правдами или неправдами когда-нибудь да получат.

На наших глазах круги, заинтересованные в максимальном распространении политического ислама, совместно с леволибералами во власти выработали достаточно эффективную схему классической «разводки», самым показательным полигоном которой является Европа. Но на самом деле этот полигон глобален. Уже сегодня любые попытки в Европе, а в недалеком будущем и в России выступить с максимально жестких антиисламистских позиций приводят лишь к обратному эффекту. За кулисами некий коллективный голос якобы со стороны мусульманской общественности говорит: «Ну вот, вы же сами видите, что своей жесткой исламофобией только подталкиваете к радикализации в исламской среде. Чтобы этого не происходило, дайте больше места под солнцем традиционному исламу!» Кто же на самом деле занимает место под солнцем — еще большой вопрос. Становится ясно, что в политическом исламе сегодня во всем мире есть круги, которые только и ждут столкновений и акций. Но на самом деле они терпеливо выжидают, пока «карикатурный» скандал станет глобальной тенденцией в не менее глобальном спектакле, становясь обоснованием вполне реальной политической экспансии тех сил, которые сегодня пока скрываются в подводной части айсберга.

Interfax

Добавить комментарий