Вещественное Рабство

Мы часто говорим об оковах греха и жалеем грешника, не знающего, что такое свобода Божьих детей, но задумывались ли мы когда-нибудь о том, сколько христиан находятся под гнетом постылых оков Вещественного Рабства?

Материальные блага — это только одно из многих испытаний, посылаемых Божьим детям Фараоном этого мира — дьяволом. Их оковы так же разрушительны и жестоки, как и Египетское рабство.

Давайте подумаем о сходстве. У нас есть замечательное наследство — множество прекрасных дел, совершенных могучим Богом. У нас есть верное знание об обетованной земле. Такое наследство описано в Библии. Наша совесть говорит нам, что от этого сравнения мы отнюдь не выигрываем. Наше время и силы отданы тому же самому, что занимает наших соседей. В глубине души мы знаем, что не можем свободно повиноваться призыву Бога. Самое большое временное наслаждение не может принести удовлетворения, а только подтверждает, что наше духовное состояние находится в упадке. Когда мы ощущаем, как далеко от нас обетованная земля нашего наследия, вопли рабства часто возносятся к небесам. Но, точно так же, как Бог пришел на помощь Своему народу в Египте, и точно так же, как время от времени, на протяжении веков, Он избавлял Своих людей, еще раз Он посылает Фараону наших дней все то же старое послание: “Отпусти народ Мой!”

 Повсюду мы видим христиан, трудящихся ради материальных благ. Мы живем в век легкости и удобств; в век растущих зарплат, век приспособлений. Везде царят высокие жизненные требования, многие из нас подхватывают эту лихорадку, и, о, что за ужасную цену мы платим за это! Мы похожи на жаворонка, который “очень любил червей, и как-то однажды, летая, он увидел маленького черного человечка, толкающего тачку, полную такого добра. “Можно мне съесть одного?” — пылко спросил он, подлетая к такой удаче. “Я продаю их”, — ответил черный человек. “Два червя за одно перышко”. И вот жаворонок быстро выдернул у себя одно перышко и купил двух червей. Ни в его виде, ни в полете почти ничего не изменилось, и на следующий день он прилетел опять и купил еще двух. Потом это вошло в привычку, он уже не мог жить без двух червей, и одно за другим исчезли все его перышки. Он увидел, что уже не может летать так, как раньше, и, в конце концов, понял, что у него вообще не осталось перышек. Ему оставалось только прыгать в грязи, это было уродливое и бесполезное создание, отдавшее красоту своих крыльев за червей”.

Подобно жаворонку, мы обменяли чудесное наследство на никчемные вещи, которые вскоре погибнут. В “Обетованном Ханаане” нашей Новозаветной эры можно найти замечательную свободу общения с Богом. Но, забитый вещами, которых нам не получить, наш разум стал земным; наше тело слишком устало от этих усилий; наша душа слишком разъедена заботами. Как написал кто-то, мы испытали эту “трагедию корабля души, привязанного к пристани благ”. И, что еще хуже, мы не можем правильно исполнять Божью волю. Как мы можем “проповедовать Евангелие всей твари”, если мы сами возлагаем на себя все более тяжелую задачу “простой жизни”? Мы поглощены заботами купить еду и одежду, хороший дом, кучу приспособлений, получить работу и повышение, что выльется в общественные обязательства и — и — и…

Это бесконечное рабство. Мы говорим: “Когда закончится эта гонка, я буду отдавать молитве больше времени. Тогда я буду трудиться ради спасения моих ближних”. Гонка заканчивается, но настало время оплаты вещей, взятых на прокат. “Когда я оплачу свои долги, тогда я стану духовнее”. Но новые переделки требуют нашего внимания, что значит еще больше затрат, что значит больше сверхурочных, что значит больше — больше — больше…

Видение Божьего призыва тускнеет. Мы уже слишком устали, чтобы идти на молитвенное собрание, а если всё же идем, то чаще всего засыпаем. Мы — обремененные, тяжело нагруженные люди. Мы работаем, чтобы получить отпуск. В отпуске мы укрепляем здоровье, чтобы потом работать еще больше. Бог смотрит вниз. Он знает, что наша душа не удовлетворена. Он гремит: “Отпусти народ Мой”!

Когда семья не выдвигает нам своих временных требований, это делает церковь. Куда подевались собрания возрождения? Куда подевались уличные свидетельства неверующим? Куда исчезли обходы домов, что видели так много благословений в ушедшие дни? Вместо них у нас проходят собрания комитетов, распродажа поделок, базары. Нужно вернуть долги. Нужно купить новые украшения, новую кафедру, новые скамейки, новые двери, новый “электрический орган”, новые ковры, новые — новые — новые…

Нужно подать прошение на выплату денег, и еще одно, и еще одно. Это рабство. Сатана хохочет. Церковь кружится в вихре вещей. Мирским членам это вполне подходит. Спине куда удобнее откинуться на мягкую спинку, а совести — присутствовать на собрании по сбору средств, чем на молитве. Кто-то возразит: “молитвенные собрание и проповедь Евангелия устарели. Это уже антиквариат”. Для детей Израилевых воспоминания о кочевой жизни в Ханаане тоже устарели. Но Бог хотел, чтобы они были в Ханаане, и Бог хочет, чтобы мы были совсем в ином месте, а не там, где находимся сейчас.

Но читатель спросит: “К чему же ты клонишь? Для чего, собственно, ты говоришь мне об этом?” Вот для чего: мы, христиане, призваны жить для славы Божьей и спасения бессмертных душ, а мы этого не делаем, потому что слишком увлечены минутными удовольствиями. Мы должны исповедать свой грех, потому что жить ради временного, когда мужчины и женщины гибнут из-за того, что мы стали слишком большими эгоистами и не хотим пойти на жертву — это смертный грех. Давайте избавимся от своих удобств и будем жить для проповеди Евангелия.

Много лет назад в Америке жил евангелист по имени Старина Кнапп. Где бы он ни проповедовал, люди осознавали свои грехи и приходили ко Христу. Но потом он решил завести ферму “на стороне” — вы скажете, вполне законно, — но над ним стали господствовать вещи. Он поехал проповедовать в другое место, но ничего не произошло. Он молился и постился, но все равно у него не было ни силы, ни обличения. В конце концов, он спросил старого христианина, известного под ласковым именем “Дядюшка Джон Вассар”, в чем дело. “Дядюшка Джон” не горел желанием высказывать своего мнения, но после уговоров сказал: “Как может сиять Божий бриллиант, похороненный под 1600 акрами земли?” Старина Кнапп понял смысл, продал свою землю, и благословение возрождения вернулось. “Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтоб угодить военачальнику” (2 Тим. 2:4).

Не все мы призваны отдавать служению все свое время. Земледелие или любая другая профессия могут быть нашим пропитанием, но, как сказал Вильям Кюрей: “Мое дело — Евангелие, а своей профессией я занимаюсь только, чтобы оплатить расходы”. Вопрос в следующем: “Готовы ли мы пожертвовать всем ради Евангелия?”. В обещанную землю благословений не ведут королевские дороги. Мы — рабы в Египте, потому что любим лук, чеснок и котлы с мясом удобств и легкости. Мы решили принадлежать “Клану довольства”, как сказал мистер Артур Архибалд, и мы не благодарны усилиям некоего неизвестного “Моисея”, посланного Богом с посланием: “Отпусти народ Мой!”.

“Обследование жизни наших современных церквей дает основание полагать, что одна из самых больших причин упадка эффективного евангелизма — это “Культ довольства”. Мы очень любим свой комфорт. Нам очень не нравится человек или причина, что на самом деле тревожит нас. Евангелизм, будучи эффективным, приносит нам много тревог. Он врывается в наш обычный ход жизни, налагает на нас чувство обязанности, что трясет наше простое самодовольство. Он вытягивает из нас силы, время и способности. Он требует первого места в наших привязанностях и обязательствах, а иначе он вообще с нами не уживается. Поэтому последователи “Культа довольства” не любят настоящий евангелизм”.

Св. Павел избавился от вещественной зависимости. Послушайте, что о нем говорит Тэодор Кийлер:

“Павел был благородным примером для каждого новичка. В гуще конфликта он восклицал: “Я подминаю под себя свою плоть”. Буквальное значение этих греческих слов — “Я ставлю своей плоти синяк”, “Я избиваю ее сокрушительными ударами”. Каждый удар делал сильнее дух. Как христианину идти к небесам, когда он обессилен удобствами или перегружен прибылью, или с двух сторон окован модой? Друг мой, отложите всякий груз и бегите, чтобы победить!”.

Джэймс Хадсон Тэйлор получил видение привести обыкновенных мужчин и женщин в земли Китая и обратить миллионы этих людей ко Христу. Он так и сделал, но ценой того, что сегодня многие назвали бы жизненными необходимостями. “Давайте”, — писал он, — “сделаем землю чуть менее домашней, а души более драгоценными. Иисус возвращается, и так скоро! Найдет ли Он нас, исполняющими Его последнюю заповедь?”.

С.Т. Стадд отдал миссионерам целое состояние — 25.000 фунтов стерлингов. Он жил очень скромно в Англии, Китае, Индии. Последние двадцать лет своей жизни он провел в Африке, и из его личных вещей почти ничего не осталось. Этими словами он обнажил неискренность многих христиан, что много говорят, но ничего не делают: “Мы должны идти в крестовый поход для Христа. У нас есть люди, средства, способы — пар и электричество, железо уровняло землю и повесило мосты над морями. Двери мира широко раскрылись для нашего Бога. Мы молимся и проповедуем; мы опускаемся на колени, мы получаем, мы проводим Святое Причастие Страданий Христа; мы с блеском проповедуем Вероучение, мы все оптимисты; мы восклицаем “Вперед, христианские солдаты, маршируйте на войну,” а потом?…. а что потом?….. потом мы тихо шепчем: “Я прошу Тебя меня извинить!!” Какие мы славные обманщики!”.

Такие люди, как он, смотрят на “вещи” очень и очень беспечно. Горфорд из Китая, когда его жена сказала ему, что свадебные подарки и домашние принадлежности уничтожены, сказал: “В конце концов, Роза, это были всего лишь вещи”. “О горнем помышляйте, а не о земном” (Кол 3:2).

Вот и все. А мы можем сказать “всего лишь вещи”? Хотим ли мы стать свободными?

“Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее” (Лука 9:24). Лжеидеологи часто готовы ради своей религии сделать то, что мы отказываемся сделать для Христа — позор! Прочитайте это ужасающе-откровенное утверждение коммуниста, процитированное в издании “Христианин Евангелист”:

“Евангелизм — гораздо более сильное орудие для обновления общества, чем наша Марксистская философия, но все равно мы вас победим. Нас всего горстка, а вы, христиане, насчитываете миллионы. Но если вы помните историю Гедеона и его 300 человек, вы поймете, что я прав (Судей 7). Мы, коммунисты, не бросаемся словами. Мы реалисты, и, видя, что мы решительно хотим достигнуть цели, мы знаем, как найти средства. Из наших зарплат и премий мы оставляем себе только самое необходимое, остальное мы отдаем на пропаганду. Этой же пропаганде мы посвящаем все свое свободное время и часть отпусков. Но вы, тем не менее, отдаете совсем немного своего времени и практически никаких денег на распространение Евангелия Христа. Как поверить в высшие ценности этого Евангелия, если вы не жертвуете на это ни времени, ни денег?

Поверьте мне, победим именно мы, потому что мы верим в свое коммунистическое послание, и мы готовы пожертвовать всем, даже своей жизнью, ради победы общественной справедливости. Но вы боитесь запачкать руки!”

И, наконец, дорогие друзья, давайте подведем черту. Жизнь ради “вещей” приносит рабство. Ни одна рожденная свыше душа не может процветать, предаваясь удовольствиям. Нашим комфортным церковным гнездышкам нужна хорошая встряска. Жертвенность и простота — единственный путь к свободе ради спасения душ. Готовы ли мы быть подобными Моисею, который “верою оставил Египет, не убоявшись гнева царского; ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд”.

“Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляет и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут”. (Матф. 6:19-20)

Покинете ли вы Египет сейчас, чего бы этого ни стоило?

 

Новая жизнь

Добавить комментарий