От сознания к бытию культуры и социума: путями Т.Мюнцера




В.Д. Жукоцкий

 

 

Ключевой фигурой перехода от фанатичной религиозности к здравому равновесию культурных видов и форм стал Томас Мюнцер (1490-1525). Будучи на семь лет младше Лютера и на двадцать один год младше Эразма, он, тем не менее, отчетливо уловил за новацией церковной реформы дыхание новой культурной эпохи — предпросвещения.
   

Если Эразм своим творчеством обозначил вектор перехода от светского гуманизма к христианскому гуманизму и от него к христианскому возрождению, явленному во всей мощи в церковной реформации Лютера, то Мюнцер, распознав действительный потенциал Реформации не только для церковных дел, а для всей культуры и всего общества, обозначил совершенно новую перспективу социально-культурной эволюции, связанную с сознательной преобразовательной деятельностью человека, как истинно Христовым делом.
   

Вот почему "истинная вера" у Мюнцера служит лишь подготовкой на пути к "истинному разуму", а "божественная истина" образует по существу лишь высшую степень человеческой и земной. Если первые импульсы протестантизма вытекают из противопоставления библейского текста "священному преданию", то Мюнцер идет дальше. Он отваживается противопоставить библейскому авторитету разумное начало — Святой дух, действующий через человека и неотличимый от человеческого разума, который он считал "чистейшим и непосредственнейшим источником истины для человечества" . Смысл религии и наличных религиозных форм — не в ней и не в них, а в пробуждении в человеке разумности, личностного начала, человеческого достоинства. Они нуждаются в религии как в ходулях, пока не научатся ходить самостоятельно.
   

Все это удивительным образом перекликается с русским Серебряным веком, бурлившим отчаянными предчувствиями грядущей Реформации, и, в частности, с поколением русских символистов. Дмитрий Мережковский всерьез говорил о религиозной революции и необходимости Третьего откровения от Духа Святого, которое на деле насквозь пронизывалось художественным творчеством и эстетизацией божественного присутствия в человеке и через человека. Андрей Белый прямо связывал отрытие в себе расширяющегося "Я" с рождением "Христа во мне". Мюнцеровские социальные идеи живо перекликаются с анархическим символизмом Георгия Чулкова и социал-гуманизмом Николая Минского.
   

Социальная доктрина вообще сливается с теологией и мировоззрением Мюнцера. В этом он решительно расходится с Лютером, с его до странности нехристианским догматом о "двух порядках" — духовном и светском. Согласно этой доктрине духовного избранничества и божественного предопределения светский мир образуют в абсолютнейшем своем большинстве нехристиане или неистинные, неизбранные христиане, а потому и мир этот не может быть устроен по-христиански, он обречен на несправедливость, на господство одних и рабство других, которые могут быть едва-едва упорядочены так называемым "естественным правом". Истинные христиане, "избранные", живут как бы в другом измерении — к личностном измерении, как сказал бы современный либерал, и поэтому ничем не могут помочь этому погрязшему в грехе миру. Тем самым Лютер закладывает доктринальные основы для либерально-консервативной реакции, отвергающей не только практику, но и саму идею социальной справедливости — саму перспективу христианского социального мира. Лютер пошел на этот подлог в христианском вероучении, на это самоограничение потенциала реформационного движения из вполне прагматических соображений: поиска весомых союзников в лице княжеско-бюргерского корпуса против папской курии. И, возможно, это достаточное оправдание для того, кто идет первым, прокладывая дорогу. Но уже следующий за ним смотрит дальше и спешит восстановить христианскую истину в ее существе.
   

Этим вторым и был Мюнцер, который "отвергал идею двух порядков, особого, “естественного права”, отличного от христианского, и утверждал, что весь реальный мир должен служить ареной и воплощением совершенства; не может быть особого, светского порядка, который служил бы основанием для чисто духовного евангелизма" . (Курсив мой — В.Ж.). Ближайшую цель Реформации Мюнцер видел в установлении новой законности, как общеобязательного порядка всех реальных отношений, как начала установления "Царства Божия" на земле. Понятие Бога у него обретает пантеистический характер, символизируя образ целостности мира, а в человеческом отношении — образ должного, которое имеет все шансы быть реализованным на земле усилиями человека и для человека. Все явления мира, по Мюнцеру, будучи частными явлениями, обретают смысл и значение лишь в контексте целого — культуры, общества, природы человека. Вот почему господство частного интереса над целым есть противоественное состояние временного торжества зла над человеческой природой, состоянием "безбожия", которое рядится в божественные одежды лицемерного позитивного вероучения. Подлинная божественность уже не нуждается ни в каких специально сконструированных религиозных формах, если только человеку удается вочеловечить свой духовный, социальный и природный мир.
   

Все это позволило нашему крупнейшему знатоку истории реформационного движения в Германии М.М. Смирину на примере Мюнцера вывести важный аспект Реформации как универсалии культуры: "Реформацию Мюнцер понимал как мировой социальный переворот, как преобразование мира на началах торжества общих интересов, как задачу революционного устранения зла из мира". А для этого нужно было встать "на путь секуляризации самой религиозности, ее превращения в обобщающую философию передового в то время народного движения" .
   

По этому пути и идет человечество с тех пор, идет в трудном диалоге с княжеско-бюргерской идеологией лютеранства и поправевшей контрреформации. Отсюда понятен и подчеркнутый интерес Ф. Энгельса к теме крестьянской войны в Германии и мужеству ее идейного вдохновителя Томаса Мюнцера. С тех пор менялись лишь формы реформационных движений, но неизменной оставалась их суть, — стремление расширить горизонты человеческого и вочеловеченного духовного и социального миров, сделать их более совершенными. При этом, не прерывая постепенность, не обрывая связь времен, а продолжая их на новой основе растущего качества "души самосознающей".

 

 

http://www.intramail.ru/~zhukotskiy/reformation1.htm

Добавить комментарий